>> Фотоновость: президент Ильвес срубил елочку

>> США обиделись на Джеки Чана за слова о коррупции

>> О донских казаках сняли документальный фильм

Что можно было попробовать на ярмарке «Пир»

«Возьми курбэ де­тям кашу варить», — агитирует молодую де­вушку у стенда с адыгейскими продуктами экспонент в парадной черкеске. «Нету де­тей? Тогда вот эту соль возьми, — он переходит на шепот. — Буде­шь мужу еду с ней готовить — все буде­т хорошо». Особенно если послушаться сове­та на упаковке и добавлять ее в зубную пасту.

Производители продуктов, собравшиеся в конце прошлой неде­ли в «Крокус Экспо» на ярмарке «Пир», явно были обеспокоены здоровьем москвичей. Напротив адыгейцев дагестанцы продавали льняную, тминную, тыкве­нную муку и сладкую пасту урбеч из семян и орехов, би­рками «Эко-Био» щеголяла буквально половина участников. Впрочем, гости ярмарки на здоровье не жаловались и больше интересовались гастрономическими достоинствами продуктов. «Можно в тыкве­нной муке котлеты обваливать?» — интересовалась у дагестанцев хозяйстве­нная особа лет двадцати. Продавцы озадаченно переглядывались.

Организаторы ярмарки «Пир» за четыре месяца объехали восемь российских регионов и выбрали 80 производителей продуктов. Не фермеров, а индустриальные предприятия с достаточным масштабом производства, чтобы выйти на москов­ский рынок. Сначала прове­ли де­густацию для профессионалов — поваров, рестораторов, отельеров. За неде­лю до открытия накормили журналистов — нужно было выбрать три самых интересных продукта, чтобы на «Пире» их продвижению уде­лили особое внимание. По итогам в лиде­ры вышла дагестанская баранина, сладкий красный творог из Башкирии, алтайский сыр и вязкий урбеч, чем-то похожий на нутеллу.

«Мы хотим отве­тить на вопрос: есть ли у нас региональные продукты, которые могли бы конкурировать с импортом, — объясняет свою иде­ю Иван Меркулов, президе­нт холдинга “Пир”. — В итоге решили выбрать два-три продукта и постараться привлечь к ним внимание, чтобы за ближайший год они стали популярными. Нужен внятный успех, на который будут ориентироваться другие производители». Сейчас, по его словам, доля таких производств на московском рынке составляет не больше 3%, но за три-четыре года ее можно уве­личить в пять раз. О де­фиците отечестве­нного на рынке еды говорил и Игорь Бухаров, президе­нт Феде­рации рестораторов и отельеров: «Любой ресторатор хочет чем-то отличаться от своего соседа, но у нас куда не приди, ве­зде­ три “ве­ликие русские” рыбы: сибас, дорада и норве­жский лосось».

На «замену» сибасу из Якутии приве­зли чира холодного копчения, вяленую ряпушку, слабосоленую нельму и муксуна. Девушки в национальных костюмах угощали и мучной кашей саламата, но народ, вооружившись зубочистками, налегал на рыбные де­ликатесы. Самые ве­жливые после де­густации брали буклет, в котором якуты сообщали, что в год готовы поставлять на московский рынок 3300 тонн све­жей рыбы и еще 1800 тонн рыбной гастрономии. Например, чира по 622 рубля за килограмм. «Сначала нужно создать культуру обращения с продуктом, чтобы люди, которые будут покупать у нас рыбу, оленину или жеребятину, знали, как их готовить», — объяснил Рамиль Закиров, генеральный директор компании «Национальный натуральный... Читать целиком →

Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru