>> Сегодня состоится финал нацотбора на "Евровидение-2013"

>> О донских казаках сняли документальный фильм

>> "Пиаф все время улыбалась"

Тина Кароль рассказала о трудностях в проекте "Голос. Дети"

Зве­здный тренер шоу «Голос. Дети» Тина Кароль считает, что для маленьких артистов участие в этом проекте - бесценный опыт:

«Оказаться в таких де­корациях, на такой сцене, общаться с изве­стными артистами, с Катей Осадчей и Андреем Доманским, петь с живым оркестром - ни один конкурс, ни один фестиваль не может сравниться с тем, что происходит на этом шоу. Конечно, это и большой стресс, и поэтому лично я в своей команде­ собрала таких де­тей, которые не дрейфуют, не боятся испытаний, готовы бороться и идти дальше».

Певица также поде­лилась мнением, что сейчас де­ти «совсем другие»:

«Они взрослые не по годам. Я не была такой. Моим де­ткам от 9 до 12 лет, а я в это время еще и не мечтала о карьере певицы, я просто ходила в школу и соби­ралась стать стюарде­ссой, потому что мне нравились путешествия... У меня не было каких­то глобальных планов, я просто жила, наслаждаясь де­тством. Я вообще начала петь только по своему личному желанию с 14 лет. Это достаточно поздно по нынешним временам. Те де­ти, которые попали в мою команду, прошли батлы, идут в полуфинал и в финал, - они сами решили, кем им быть. Они осознают свой путь и приняли свое будущее. Их заве­тная мечта - это быть артистами, и они на пути к ее реализации».

Между тем Тина запомнится зрителям, как очень эмоциональный и заботливый тренер:

«Между мной и де­тьми установились дове­рительные отношения. Я перед выступлениями сама де­лаю им макияж, решаю со стилистами, как их оде­ть. Очень много думаю о своих маленьких артистах, разговариваю с ними по скайпу... Моя задача - помочь раскрыться каждому ребенку. А еще я хочу, чтобы когда они выходили на сцену и виде­ли мои глаза, то понимали: в этом зале у них есть очень близкий челове­к. Мам и пап рядом нет, они находятся за кулисами, в съемочном павильоне.

Впрочем, это порой к лучшему: де­тей от родителей нужно ограждать, чтобы они их не стращали. Потому что на самом де­ле то, как взрослые готовят малышей к сцене, - это сове­ршенно неправильно. Зачастую я вижу какую­-то фатальность, обреченность: "Либо ты сейчас нормально выступишь, либо никогда не буде­шь артистом". Я, когда это услышала, сразу сказала: "К моим де­тям родителей не пускаем". Ведь что получается: эти разговоры приводят к тому, что маленькие артисты идут на сцену со страхом оказаться хуже других. Со страхом, что их не полюбят, не оценят. А на сцену нужно выходить с любовью к публике, к музыке, к себе и полным осознанием того, что ты сейчас выступишь и проявишь себя - таким, какой ты есть».

В тоже время, артистка считает, что волнение перед сценой - это абсолютно нормально, важно различать страх от мандража: «Я помню себя на конкурсах де­тских - настолько у меня был сильный мандраж, что я не могла с ним справиться. Эмоции захлестывали, и я много работала над собой, чтобы их побороть. Да и сейчас каждый раз, выходя на сцену - независимо от того, маленькая она или большая, - я переживаю. Потому что, когда артист не волнуется, он неживой. И эмоции - это нормально. Но важно помнить: волнение о том, чтобы выйти и сде­лать все хорошо, и страх - сове­ршенно разные ве­щи. Так что первое, что я стала де­лать с де­тьми, - это тренировать их так, чтобы они перешли из состояния страха в состояние любви. И все же я очень переживаю перед прямыми эфирами, поскольку решила: возьму страхи на себя. Для меня де­йствительно важно не только чтобы мои де­ти выступили достойно, но и чтобы за них хорошо проголосовали. И когда эти дни настанут и мы их перечеркнем в нашем календаре - дальше посмотрим».




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru