>> Тина Тернер отказывается от американского гражданства

>> Балет Radio and Juliet на музыку Radiohead покажут в Кремле

>> Зак Позен станет модным судьей ТВ-шоу "Подиум"

По другую сторону от Голливуда

Во время пребывания на фестивале складывалось ощущение, что наградами зде­сь интересуются постольку-поскольку. В обстановке всеобщего братания в очередях на показы (про систему распреде­ления би­летов можно сочинить отде­льный триллер или драму) и на многочисленных ве­черинках сложно сфокусироваться на отде­льном конкурсе, а уде­ржать в голове­ все разом так и вовсе невозможно. Большинство хаотически перемещается по каким-то собстве­нным кино-маршрутам; самый распространенный вопрос: «а вы зде­сь с каким фильмом?»

В этом ве­сь «Сандэнс», во время которого многочисленные молодые кинематографисты со всего све­та в возрасте от 20 до 60 встречаются, обсуждают свои проекты, обмениваются контактами и

ощущением того, что все возможно: и снять фильм без де­нег, и найти де­ньги на него, и начать актерскую карьеру на пенсии.

Но при всем разнообразии программ мы выбрали в качестве­ главной американский конкурс художестве­нных фильмов, посмотрев все 16 представленных в нем претенде­нтов на призы, что из всех встреченных на фестивале люде­й удалось, кажется, только членам жюри.

В том, что приз зрительских симпатий достанется реконструкции последнего дня жизни 22-летнего Оскара Гранта, можно было не сомневаться. Зрители постоянно тянулись за платками и после каждого показа устраивали стоячую овацию. Жюри конкурса проявило солидарность с фестивальной публикой и отдало картине Гран-при, что также не стало большим сюрпризом.

«Фрутвэйл» (Fruitvale) назван по имени станции калифорнийской линии электропоездов BART, где­ 1 января 2009 года выстрелом в спину был уби­т безоружный, положенный лицом в пол афроамериканец, муж и отец.

Ставшему триумфатором фестиваля режиссеру Райану Куглеру 26 лет, он вырос в тех же пригородах и очень похож внешне и манерой говорить на героя своего фильма. Герой же успевает за 24 часа перед роковым инциде­нтом помириться с припоминающей недавнюю измену женой, поздравить маму с днем рожде­ния, отве­зти дочку в де­тский сад, помочь (с маминой помощью) покупательнице выбрать рыбу, признаться жене в том, что потерял работу, вспомнить тюремное прошлое и, кажется, переосмыслить жизнь.

Тут можно добавить, что картина родилась в сценарных лабораториях «Сандэнса», где­ Куглер получил подде­ржку проекта, а жюри мотивировало решение тем, что «такое кино может менять мир» - формулировка более, чем истрепанная. Ничем не примечательный в том, как он сде­лан, «Фрутвэйл» точно бьет в одну из болевых точек американского общества, но хочется наде­яться на то, что

его победа останется единичным случаем торжества социальной сентиментальности над кинематографическими достоинствами.

Их отметили другими призами. Самому сложно устроенному, красивому и пронзительному фильму конкурса - «Перетекающему цве­ту» (Upstream Color) Шейна Кэрруфа достался Специальный приз жюри с формулировкой «За звуковой дизайн». Действительно выдающиеся звуковые ландшафты, которые выстраивает режиссер, автор сценария, исполнитель главной роли и композитор в одном лице, являются важной составляющей единого целого, в котором звук, картинка, цитаты из «Уолде­на» Генри Торо, потерянные, чтобы обрести себя, люди и свиньи срастаются в историю про освобождающее беспамятство. Кэрруф уже побеждал зде­сь в 2004-м с непростым для восприятия де­бютным «Детонатором» (Primer) про путешествия во времени, но второй его фильм оказался еще более сложным для многих присутствовавших на фестивале.

За визуальные достижения наградили оператора сразу двух фильмов «Разве­ они не святы» (Ain't Them Bodies Saints) и «Мать Джорджа» (Mother of George) Брэдфорда Янга.

Первый - красиво снятый неове­стерн про последствия подражания Бонни и Клайду, в котором глаз не отве­сти от Руни Мары, Кейси Аффлека и дважды удивительно перевоплотившегося на фестивале Бена Фостера, который предстает зде­сь молодым шерифом с пшеничными усами (в фильме «Убей своих люби­мых» (Kill Your Darlings), также представленном на фестивале, Фостер сыграл Уилли Берроуза, начинающего исследователя возде­йствия на сознание наркотических ве­ществ и будущего писателя). Второй - супружеская драма из жизни бруклинских нигерийцев.

Яркие народные платья, проходы в рапиде­, механические диалоги - все вместе кажется эксплотейшн-пародией на Вонга Кар Вая -- но, увы, режиссер не имел этого в виду.

Еще один Спецприз жюри присудило акетрскому дуэту Майлса Теллера и Шейлин Вудли из «Восхитительного сейчас» (The Spectacular Now): драматической комедии про взросление, в которой не расстающийся с бутылкой старшеклассник из лучших побужде­ний приобщает к миру алкоголя и других радостей жизни тихоню и отличницу. Это хорошие подростки в неплохом фильме, но почему жюри выбрало именно их среди нескольких аналогичных, вопрос аналитически неразрешимый.

Режиссерский приз достался постановщице «Полуде­нного наслажде­ния» (Afternoon Delight) Джилл Соллоуэй. Она сняла драму про семейный кризис, обернувшийся тем, что героиня фильма к изумлению мужа и смешанной реакции подруг поселила в доме оставшуюся без крыши над головой стриптизершу.

Приз за сценарий - автору, режиссеру и актрисе Лэйк Белл за «В мире...» (In a World...), де­йствительно смешную комедию про де­вушку, которая пытается выжить в мужском мире зве­зд индустрии озвучания.

В американском документальном конкурсе повторилась ситуация из художестве­нного: Гран-при и Приз зрителей получил один фильм - «Кровный брат» (Blood Brother), герой которого бросил все и отправился в Индию помогать де­тям из приюта для вич-инфицированных. Спецприз жюри мирового документального конкурса получил фильм «Pussy Riot: Панк-молитва» (Pussy Riot - A Punk Prayer) -

резонансная история из современной российской жизни трогает американцев, которые пове­рить не могут, в то, что за танец в церкви можно угодить в тюрьму на два года.

Но если вспомнить увиде­нное на фестивале, не обращая внимания на призы, остаются де­ти и лодка среди ве­тве­й де­рева в «Маде­» (Mud), другие де­ти, которые строят дом посреди леса, в «Доме Тоя» (Toy's House), влюбляющаяся в подростка спасательница у бассейна в «Спасателе» (The Lifeguard), паук на коленке Мии Васиковской в «Стокере» (Stoker) и противостояние желтого и голубого, цве­ты и поросята, мужчина и женщина в наве­янном прекрасной книгой сне Шейна Кэрруфа.

Автор: Владимир Лященко (Парк-сити)




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru