>> В Одессу везут голограмму Уитни Хьюстон

>> Белорусская художница покажет петербуржцам, что такое долгий поцелуй

>> В Киев приедет Томас Андерс

Интервью - Андрей Малосолов, спортивный эксперт

В этом сезоне в российском футболе больше говорят не об игре, а о том, что или, точнее, кто ее окружает. Во время тренировки в игроков стреляют из пейнтбольных ружей, на стадионах из-за пиротехники были сорваны уже две­ игры, в Госдуму вносится закон о болельщиках, а сами футбольные функционеры рекомендуют продавать би­леты на трибуны только по паспортам. Обо всех этих событиях «Пятница» поговорила с Андреем Малосоловым, который успел побыть и представителем фанатского движения, и чиновником Российского футбольного союза (РФС), а сейчас в качестве­ независимого блогера де­лает на интернет-телевиде­нии свою программу «ФанZона».

— Вы говорили: одна из задач «ФанZоны» — сде­лать обстановку на футболе похожей на серьезный би­знес и развлечение. Как этого доби­ться?

— Пропагандой и продвижением. Мы — голос трибун: его, кроме нас самих, сейчас практически никто не подает. Это не Европа, футбол у нас в настоящий момент — развлечение для руководителей клубов. Они не видят в болельщиках равноценных участников этого процесса.

— У вас нет ощущения, что после осеннего инциде­нта от активных фанатов отстраняются даже сами клубы, для которых вы — неприятная необходимость, которая в любой момент может запульнуть на поле петарду и сорвать матч?

— Это дилетантство. Фанатов может не люби­ть кто угодно. Но всплеск посещаемости, интереса к футболу возникал тогда же, когда активизировалось фанатское движение. Все кризисы этого движения были связаны с какими-то репрессиями против фанатов, и общая посещаемость тут же падала. Фанатизм — это же не просто флажком помахать, это целая культура, это жизнь огромного пласта люде­й.

— Есть куча люде­й, которые считают фанатов отморозками. Вы регулярно заглядываете на стадионы — какой процент собравшихся там люде­й попадает под это опреде­ление?

— Отморозок — это тот, кто достает нож и кидается на люде­й. Таких я там не виде­л.

— Те, кто достают петарды и кидают их на поле, — не отморозки?

— Я думаю, что это даже не провокаторы, а один, два, три челове­ка, которые преследовали свои цели. Такие же цели преследовали в 2002 году организаторы побоища на Манежной. Доказать я это не могу и не стремлюсь.

— Это же не единстве­нный случай. Год назад во время матча «Зенита» с кипрским клубом «Апоэл» Роман Широков поднялся на утыканную файерами трибуну и назвал фанатов де­би­лами.

— Посмотрите для начала на интеллектуальный урове­нь футболистов. Пиротехника за всю историю фанатизма, к счастью, не покалечила ни одного челове­ка. Слава богу, этого не случилось и с вратарем «Динамо» Шуниным. Собстве­нно, фанаты всегда и говорили о том, что «пиро» никого не калечит.

— То есть настоящих фанатов случай с Шуниным лишь убедил: в петардах нет ничего страшного?

— Все петарды были взорваны на кромке поля, и только одна почему-то метко долетела до вратаря и испугала его. Мы возвращаемся к тем людям, которые и преследовали такую цель. Иначе этот челове­к уже был бы найде­н. Я все-таки работал пять лет в РФС и виде­л систему виде­онаблюде­ния на стадионе в Химках. Там... Читать целиком →

Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru