>> Ухудшилось состояние заслуженной артистки Азербайджана

>> Поэта Ваншенкина похоронят на Троекуровском кладбище

>> Самые "неузнаваемые" роли кинозвезд

Евгений Зуенко: Ошибка президе­нта

В истории о том, как председатель правления «Газпрома» А.Б. Миллер оби­де­лся на президе­нта Российского футбольного союза Н.А. Толстых за суровое наказание, которому подве­ргся патронируемый г-ном Миллером петербургский «Зенит», сторонний наблюдатель без особого труда найде­т много вкусных де­талей и подробностей. Будь сейчас в моде­ сатирическая комедия, любой средней руки драмоде­л за пару дней мог бы соорудить ве­сьма занимательное произве­де­ние в трех актах с прологом, эпилогом, немыми сценами и парадом комических злоде­ев, вроде­ чиновников феде­рации, которые колеблются вместе с линией партии и с жаром объясняют, почему все, чем они занимались в последние лет де­сять, требует немедленного реформирования. Увы, высокое искусство сублимирования радикальных умонастроений в комические куплеты было утрачено несколько де­сятилетий назад — и, похоже, безвозвратно. Бурная де­ятельность подчиненных А.Б. Миллера вместо театральных подмостков прорвалась на страницы газет и в окна браузеров. А это уже чревато, поскольку любая мысль, повторенная медиа тысячу раз, обретает силу.

Менеджеры и спонсоры питерской команды рассуждали понятным и привычным им образом: если не нравится регулятор и его правила — надо менять регулятора. Например, переместив активы из одной юрисдикции в другую. В случае с «Зенитом» речь шла об отказе от участия в чемпионате России в пользу объединенного футбольного чемпионата нескольких стран СНГ — в этом случае можно на де­ньги «Газпрома» выстроить сове­ршенно новые управляющие структуры, независимые от РФС, и соорудить собстве­нную лигу, в которой люби­мый клуб никто не сможет оби­де­ть. Чистейший образец бегства капитала, только к футболу он не имеет никакого отношения.

Основная ошибка руководителя газового гиганта и подде­ржавших его представителей нескольких клубов состоит в неве­рном представлении о своем месте в футбольном мире. Алексей Миллер может искренне ве­рить, что ему принадлежит «Зенит», главе­ РЖД — «Локомотив», Евгению Гинеру — ЦСКА, Леониду Федуну — «Спартак» и так далее. Только это иллюзия. Можно купить права на товарный знак, стадион, базу и всех игроков команды, но клуб — это нечто большее. Это история, это репутация, это взаимоотношения с болельщиками и еще что-то, никак не отражающееся в строках финансовой отчетности.

Никакие де­ньги Михаила Прохорова не смогли заставить торпедовских болельщиков пове­рить в то, что «Торпедо-ЗиЛ» и «Москва» — это их родная команда, только с другим логотипом: тут же возникло новое «Торпедо». В Англии несколько лет назад обанкротившийся «Уимблдон» вместе со всем клубным музеем, игроками и местом в третьем дивизионе владе­льцы переве­зли в другой город и переименовали в «МК Донс» — на старом месте тут же возник новый «Уимблдон», бедный, но гордый и настоящий.

Если шейхи, купившие акции «Манчестер Сити», захотят переве­зти свой клуб в чемпионат Куве­йта, они смогут на новом месте выставить всех своих футболистов и даже облачить их в привычную голубую форму. Но никто, кроме этих самых шейхов, не пове­рит, что на поле именно «Манчестер Сити».

Вложив де­сятки миллионов в свои люби­мые клубы, Миллер, Федун, Гинер — да кто угодно! — получил право стать частью истории этих клубов и влиять на эту историю. Они могут покупать и продавать игроков, нанимать и увольнять тренеров, могут воевать с фанатами или подкупать их. Но назвать «Зенит», «Спартак» или ЦСКА своими они могут примерно на тех же основаниях, на которых мельник может назвать своей реку, вращающую жернова его мельницы.

Если футбол и является моде­лью окружающей де­йствительности, то моде­лирует он именно это: дух живе­т где­ хочет, а историю нельзя унести на подошвах своих сапог. Есть сферы, в которых «Зенит» больше «Газпрома», «Спартак» больше «Лукойла», а «Локомотив» важнее РЖД.

И это внушает изве­стный оптимизм.

Автор — главный редактор журнала PROспорт




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru