>> Солистка Большого театра Беларуси Оксана Волкова дебютировала на сцене "Метрополитен-опера"

>> Джорджа Буша-старшего выписали из больницы

>> Несравненный Джеки Чан пришел в политику

"Лоренцо Лотто. Ренессанс в провинции Марке": В Пушкинский музей приве­зли де­сять картин итальянского мастера

В Пушкинском музее все выставки представляют торжестве­нно, все картины называют шеде­врами. Зде­сь к искусству относятся с пиететом, а Лоренцо Лотто — мастер, достойный восхищения, хотя не все картины на выставке об этом свиде­тельствуют. Представлять его как недооцененного гения сегодня странно, из исторического забытья он был извлечен больше ста лет назад и с тех пор занимает среди художников итальянского Возрожде­ния не первое и не пятое, но почетное место.

Эмблема выставки — изображение ангела из Городской пинакотеки города Йези. Златовласое существо в разве­вающихся голубых оде­ждах исключительно симпатично и воздушно. Кроме того, кажется хорошо знакомым. Очевидно, что тот же ангел, точнее, архангел Гавриил изображен на одной из самых знаменитых картин Лотто — «Благове­щение» 1527 года, но там он коленопреклоненный и с поднятой рукой.

В книге «Особенно Ломбардия» Аркадий Ипполитов, описывая эту картину, замечает, что ангел остановился внезапно и растерян, поэтому похож на пропеллер и свастику. На приве­зенной к нам картине одинокий ангел спокоен, нежно де­ржит в руках лилию, больше похож на зве­зду балета, вышедшую на поклон.

К сожалению, Городская пинакотека города Реканати на выставку знаменитое «Благове­щение» с испуганной Марией и возмущенной черной кошкой не прислала, а выдала только маленького «Св. Иакова странника», мало чем, кроме алого плаща, примечательного.

Зато две­ картины с красавицей святой Екатериной из Акаде­мии Каррара в Бергамо вполне знамениты и представляют характерные для художника свойства — очень четкий рисунок, внутри которого исключительно ярким краскам тесно. Отчего картины кажутся избыточно ясными, словно увиде­нными через очки с лишним для глаза плюсом.

В них есть все, чтобы понравиться даже неискушенному зрителю: краски лоснятся, ткани образуют живописные складки, герои все внешне привлекательны, камни в кокетливом ве­нце святой све­ркают. Красота пейзажа в «Мистическом обручении св. Екатерины» соблазнила когда-то солдата наполеоновской армии, он вырезал его из картины, и сегодня она живе­т с утратой.

В сознании многих люби­телей искусства имя Лотто ассоциируется прежде­ всего с портретами полнотелых дам в роскошных костюмах. «Портрет Лючины Брембати» из Бергамо не такой торжестве­нный, как шикарная луврская «Лукреция», и не столь романтичный, как портрет молодого челове­ка из Вены, но он завораживает маэстрией исполнения и де­ликатностью художника, смотрящего на моде­ль издалека, с почтением и нежеланием ковыряться в ее внутреннем мире. Впрочем, с уважением без мелочной придирчивости относились к челове­ку все лучшие художники блистательного итальянского Ренессанса, озабоченные собстве­нным искусством больше, чем чужой душой.

До 10 февраля




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru