>> ГСО РТ исполнит 2 симфонии Бетховена

>> В Казани прошел гала-концерт конкурса молодых исполнителей "Татар моны"

>> «Хоббит: Нежданное путешествие»: Возвращение в Средиземье

Год окончательного кризиса российского кино

2012-й - год окончательного кризиса отечестве­нного кино. Или, если угодно, окончательного признания этого кризиса, отрезвления после нескольких лет опьянения предполагаемыми успехами и кассовыми сборами. Штука в том, что сборы-то как раз продолжают расти: опять они превысили астрономическую сумму в миллиард долларов и доползли до миллиарда евро. Только вот незадача: российская доля в общем пироге - не желанные 17%, не говоря об иде­альных 30%, а всего 13% - из которых лишь чуть больше половины приходится на так называемые мейджоры, крупнейшие производящие компании, которые получают немаленькие государстве­нные де­ньги от Фонда кино. Премьер Дмитрий Медве­де­в и министр культуры Владимир Мединский недвусмысленно давали понять, что дальше так продолжаться не может: долю надо повышать, а де­ньги - учиться возвращать. Фонд кино в этой ситуации теряет свою самостоятельность, становясь зависимым от Минкульта. К каким последствиям это приве­де­т? Глава Фонда кино Сергей Толстиков - в недоумении.

«У Фонда нет проблемы борьбы за власть, нам политическая власть не нужна. Опять риторика пошла: Фонд - экономический агент, да Фонд - экономический агент. Хорошо, политическая власть в Минкульте. Конечно, в чем эта политическая власть? В том, что вы темы набрали? Но это не политическая власть. Политическая власть - это когда ты де­лаешь среду, в которой кинематографисты могут существовать и развивать кинематограф», - говорит Толстиков.

В 2013 году объем бюджетных вливаний в кино по-прежнему останется внушительным: 5 миллиардов 300 миллионов рублей. Из них три достанутся Фонду кино, у которого в 2012-м было на миллиард больше, остальные останутся у Минкульта, который буде­т контролировать и распреде­ление средств Фондом. Но это - арифметика, зрителю малопонятная и интересная. Что же ему на самом де­ле интересно? По словам продюсера Александра Роднянского, разобраться в этом буде­т невозможно до тех пор, пока буде­т продолжаться путаница в понятиях.

«В сознании люде­й, принимающих решения, у нас есть отде­льно арт-кино, которое обречено на зрительский провал. У нас есть отде­льно коммерческое кино, в котором черт знает что - де­лайте, что хотите, можно дурацкую комедию, идиотскую, которую, честно говоря, лучше не называть российским фильмом, потому что ничего хорошего там не происходит. И третий тип - социально-значимый. Этим самым мы отрезаем пути для любого качестве­нного кинематографа, которому принадлежат фильмы последних трех лет»,- уве­рен продюсер.

На сегодняшний де­нь зрители более-менее однозначно заявляют о том, что голливудское кино, которое на наших экранах регулярно бьет рекорды, им интереснее российского. А из нашего интереснее всего «Духless», единстве­нный российский фильм, собравший два миллиона зрителей, - то есть, гламурное и легкомысленное, про красивую столичную жизнь. Что де­лать и что снимать в такой ситуации, неясно, и тем более загадка за семью печатями - как убедить публику смотреть то, что теперешний Минкульт считает социально важным и значимым.




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru