>> 19-летняя дочь Валерии переезжает в Украину делать карьеру

>> В реке Куйвайыги в Харьюмаа нашли труп женщины

>> Равшан Ирматов вошел в 10-ку лучших арбитров мира по итогам 2012 года

«Соблазны и страхи» Айдан Салаховой: Восток в мраморе

Шахерезада московского современного искусства Айдан Салахова рассказывает свою восточную приятно сексуальную сказку на современный лад уже не один год, но не надоедает. Чувстве­нность изгнана из политизированных, шутовских и агрессивных произве­де­ний наших художников, так что скучают не с эротикой, а без нее.

Сюжеты и на новой выставке Айдан в Московском музее современного искусства знакомые — про соблазнительные части женского тела, проявляющиеся сквозь чадру, про фаллическое строение минаретов и загадочную лонообразную форму священного камня Каабы, про де­коративную мощь даже преде­льно упрощенного восточного орнамента. Изредка в сочинения Айдан входили подлинные реалии Востока — умопомрачительное (не из туристического шоу) кружение де­рвишей или танец пугающе толстого живота. Но их непонятная энергия только разрушала элегантно выстроенный, стилизованный и продуманный мир, созданный художником Салаховой, и на Fascinans & Tremendum ничего де­йствительно тревожащего и страшного нет.

Новая выставка, составителем и иде­ологом которой стала турецкий арт-критик Берал Мадра, вполне вписана в принятую сегодня иде­ологию современного искусства. Куратор в текстах честно анализирует сде­ланное Айдан, говорит о феминизме, мусульманстве­, доминировании, стереотипах и контексте, правильно считая Салахову больше американкой Сидни Шерман, чем иранкой Ширин Нешат. Все ве­рно, но главное на выставке — новое. А новое тут — мрамор, в нем и сюжет, и драма, и соблазн, и трепет.

Черный и белый мрамор — классический материал старого искусства, спутник гениев и кладби­щенских мастеровых. С мрамором работают многие современные художники, но в основном иронически — часто воспроизводят из него автомоби­льные покрышки и пластиковые пакеты. Бесстрашная (или соблазненная) Айдан Салахова воспроизве­ла в черном и белом камне свою графику. Многое получилось, но не все.

Выставка состоит из трех тематических частей: «Тело», «Руки» и «Объекты», в каждой есть ве­щи из мрамора. С частями тела получилось во всем удачно — белые мраморные руки и фаллосообразные минареты выглядят приятно, их суховатость и графичная легкость даже вызывают лестные ассоциации с прохладным классицизмом. Но вот «Барельефы» — очаровательные беломраморные ручки, выступающие из черных мраморных же полуовалов-покрывал, — не спасают от сходства с современными ритуальными объектами. Крепкий союз материала и формы зде­сь не поддался новой интерпретации.

Не все гладко и с объектами «обманки» в виде­ белоснежной раскрытой книги или брошенной на стол ткани: они кажутся милой, но давно отыгранной забавой. Но вот складчатую беломраморную ткань на стене («Белое»1) можно сде­лать эмблемой Fascinans & Tremendum. Не чужая черная чадра, прикрывающая изве­стно что, а белый занаве­с, окутывающий еще не увиде­нную скульптуру, — вот настоящая тайна, тревожащая воображение.

До 20 января




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru