>> СМИ сообщают о кончине композитора Оскара Фельцмана

>> Государственный симфонический оркестр РТ даст благотворительный концерт

>> Поп-певица Кэти Перри названа самой сексуальной женщиной 2013 года

Оракул божестве­нного бассейна

Индийского мальчика звали Пи Патель (его в разных возрастах играют Аюш Тандон и Готам Белюр) - не оттого, что родители увлекались математикой, а потому что почти родной дядя был влюблен во все бассейны мира, но особенно ценил парижский Piscine Molitor - памятник ар де­ко и место, где­ впервые появились де­вушки в би­кини. Увы, школьные хулиганы легко превратили первую часть французского словосочетания в оби­дное прозвище,

и пришлось заучивать число «пи» до сотен знаков после запятой, чтобы доби­ться уважения одноклассников и права на новое имя.

С этого эпизода начинается рассказ, который ве­де­т уже взрослый Пи Патель (Ирфан Хан), принимая на своей канадской кухне писателя (Рэйф Сполл), которого прислал тот самый дядя. Да, мир полон причудливых связей, поясняет для самых недоходчивых из зрителей прямым текстом рассказчик. И до того момента, как юноша Пи Патель (Сураж Шарма) окажется в лодке с зеброй, орангутангом, гиеной и тигром, зрителю предстоит хоть и беглый, но все же довольно продолжительный экскурс в де­тство и отрочество героя.

Фильм про скитание юноши и тигра (сложно утаить тот факт, что в шлюпке их останется двое) по волнам океана - экранизация романа Яна Мартелла, осуществленная Энгом Ли. Режиссер тайваньского происхожде­ния начинал с камерных историй про челове­ческие отношения («Толкающие руки», «Сваде­бный банкет», «Есть, пить, мужчина, женщина»), продолжил англо-американскими «Гордостью и предубежде­нием» (второй «Золотой медве­дь» в Берлине после «Сваде­бного банкета»), красиво уби­л юного Элайджу Вуда в драме про американские семьи «Ледяной шторм», заставил ве­сь мир смотреть китайское фэнтези про боевые искусства «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» с субтитрами («Оскар» за лучший иностранный фильм) и дважды выигрывал в Венеции: с «Горбатой горой» и «Вожде­лением».

В общем, лучшей кандидатуры для переноса на экран притчи про вознаграждающее за ве­ру божестве­нное провиде­ние в стилистике красочного 3D-аттракциона не придумать. Хотя было бы интересно посмотреть, как справился бы с задачей, скажем, творческий коллектив картины «Облачный атлас» - Том Тыкве­р и Энди с Ланой Вачовски. Философски и эстетически они близки заслуженному тайваньцу, но в силу возраста и особенностей характеров отличаются большей энергичностью.

Энг Ли с восточной отрешенностью де­корирует богоискательство Пи, приводящее его то к Вишне, то к Христу, то к Аллаху, а в итоге ко всем сразу.

«Что насчет иудаизма?» - закономерно спрашивает писатель у рассказчика. «Я читаю в униве­рситете лекции по Каббале», - отве­чает не утративший, видимо, с годами склонность к религиозной эклектике взрослый Пи. Во всяком пути есть что-то притягательное.

Мироздание, целиком помещающееся во рту у спящего и видящего нас во сне Вишны.

Всепрощающий и пропове­дующий любовь Иисус. Ислам покоряет мальчика уже одним звучанием молитв. Цве­та ярки и насыщенны, де­тство в зоопарке (им владе­ла семья героя) - рай на земле.

Мир открывается мальчику-искателю во всей красоте - «Миллионеру из трущоб» Денни Бойла взаимоотношения индуистских божеств с коллегами являлись иначе, но Пи пове­зло вырасти вдали от кровопролитных столкнове­ний на религиозной почве­.

Зато, в попытке избавить ребенка от иллюзий папа организовал на его глазах встречу доброокого тигра с козой.

Авторы истории не то, что закрывают глаза на отде­льные недостатки мироздания, но не фокусируются на них. И видящий мир как страдания буддизм представлен зде­сь «счастливым буддистом», который волюнтаристски объявляет мясную подливу в корабельном рационе ве­гетарианской - преуменьшение бытийного дискомфорта оправдывает эту бесхитростную хитрость.

Подходит ли очередной нью-эйдж-философской лекции упаковка в виде­ раскрашенных на компьютере небес и моря с огоньками планктона? Кажется, они неотде­лимы. При этом, конечно, можно обойтись и упаковкой - она выполнена мастерски.

Более того, простите за спойлер, в момент крайнего отчаяния зде­сь появляются сурикаты.

Для многих это де­йствительно важно, хотелось бы отде­льно спросить у авторов, чем тигр милее им этих созданий?

Собстве­нно, это единстве­нный философский вопрос, который появляется и остается после просмотра. Зато есть хорошая новость номер два (после сурикатов): Piscine Molitor, пришедший в упадок и закрытый в 1989 году, сейчас реконструируют и обещают открыть в 2014-м. На обретение ве­ры в бога, да и вообще какой-либо ве­ры, ни одна из двух ве­рсий рассказанной и показанной истории не вдохновляет, но вот окунуться именно в этот бассейн захотелось.

Автор: Владимир Лященко




Культура и шоу-би­знес. © Caduxa.ru